БЛАГО —
любое полезное действие,
не причиняющее вред
«МЕДЭКСПЕРТЗАЩИТА»
Межрегиональный  общественный  фонд  потребителей

ФОРУМ


Тема Дата Кол-во

  ПРОЕКТ  Фонда :   ОБСУЖДЕНИЕ :
      ключевые тезисы  из  откликов

30.01.2012  09:00 39

«Между врачем и пациентом нико не может стоять — по определению. Иначе нарушается базовый принцип медицины: врач принимает самостоятельное и независимое решение.»   rspor.ru

«Хороша идея — каждому пациенту выдать по адвокату, который будет за ним ходить как хвост и, извините, не умея ни хрена как врач, сношать доктору мозги во время его работы!»   rspor.ru

«Как вы себе представляете сопровождение законным представителем пациента? Я иду лечить сопли не одна, а с представителем? Врач говорит одни капли, а он — другие? Мне что делать? Или речь о более серьёзных делах? Хирургу за спину встанет врач-пенсионер или неудавшийся врач, решивший стать «медадвокатом»?»   littleone.ru

«Вы ратуете за существование посредника в отношениях врач-пациент, так сказать, дефолтно, по умолчанию. Это было бы смешно, если бы не было так грустно.»   medprof.ru

«Если пациент уже лечится у врача, то бессмысленно лезть в их отношения с официальными документами — типа «я тут постою как доверенное лицо и послушаю, правильно ли всё.»   littleone.ru

«Возможность сделать для пациента что-то реальное очень сомнительна. То, что врач может, — он сделает так или за конверт. Но если вы, как посторонний, будете на него давить, то он из принципа поступит по закону так, чтобы направить недовольство пациента на вас. И шансов на успех у него — 95%. Потому что он хороший или не очень, но врач. И он отвечает за пациента по закону и совести. Вас он обязан проинформировать, а вот прислушиваться, извините, не обязан.»   littleone.ru

«Я бы не стал брать в голову этих ребят, они сами сломят голову. Они не понимают, куда лезут — в самое интимное, что есть между людьми, интимнее чем половые отношения. Больной перед врачом полностью раздевается — в прямом и переносном смысле — при свете ламп и фонарей (не красных). Причем — добровольно. И кто-то ещё будет стоять и глумливо всё это рассматривать.»   rspor.ru

 

Вопрос о вмешательстве (присутствии) других людей во взаимоотношения(-ях) между врачом и пациентом исходно подразумевает нормальный лечебно-диагностический процесс, поскольку в случае каких-либо «ненормативных» происшествий в нём, появление на сцене иных персон (администрации лечебно-профилактического учреждения, родственников пациента, работников правоохранительных органов) неизбежно.

Между тем, и в ходе нормально протекающего медицинского обслуживания врач и пациент не предоставлены исключительно сами себе.   Если и не «между» ними, то «рядом» с ними сегодня, как правило, пребывают (могут пребывать) администраторы медучреждения, прямо или косвенно контролирующие деятельность врача; вспомогательный медицинский персонал, невольно или целенаправленно наблюдающий за деятельностью врача; студенты и стажёры, перенимающие врачебный опыт; родные и близкие пациента, не желающие расставаться с пациентом, а также обслуживающие его в дополнение к медицинским работникам.   Вдумчивое рассмотрение подобного положения дел обнаруживает, что строгое разграничение позиций «рядом» и «между» невозможно.   Ведь речь здесь идёт не о положении в пространстве, но об информационно-управленческих механизмах — преимущественно, о принятии решений.   Перечисленные же субъекты, окружающие врача и пациента, ощутимо влияют на выработку и принятие врачом и пациентом решений в лечебно-диагностическом процессе, хотя отнюдь не узурпируют эту их прерогативу ( >> ).

Поэтому появление на сцене законного представителя пациента не должно восприниматься как нечто совершенно новое, экстраординарное, ведь он также лишь наблюдает действия врача и участвует в выработке пациентом дозволяемых ему законом решений (согласие или несогласие на медицинское вмешательство).   Новым оказывается лишь то, что позиция законного представителя, с одной стороны, более компетентна, чем соображения самогó пациента или его родных и близких, а с другой стороны, что в отличие от родных и близких пациента, его законный представитель вправе озвучивать врачу решения, пожелания и требования пациента.   Если для кого-то из врачей данное новшество оказывается болезненным, то «исцеляющим» может быть напоминание о том, что присутствие «между» врачами и пациентами законных представителей последних (хотя и не от медэкспертзащиты), де-факто сплошь и рядом имеет место в медицинском обслуживании несовершеннолетних — согласно закону, их родители автоматически выступают в медучреждениях в статусе, аналогичном статусу законных представителей  (ООЗГ:  ст. 13. ч. 4, п. 4;  ст. 20, ч. 2–10;  ст. 47, ч. 5;  ст. 51. ч. 3;  ст. 80, ч. 3, п. 4).