БЛАГО —
любое полезное действие,
не причиняющее вред
«МЕДЭКСПЕРТЗАЩИТА»
Межрегиональный  общественный  фонд  потребителей

ФОРУМ


Тема Дата Кол-во

  ПРОЕКТ  Фонда :   ОБСУЖДЕНИЕ :
      ключевые тезисы  из  откликов

30.01.2012  09:00 39

 

«С адвокатом принято вместе ходить по тем присутственным местам (как-то: полиция, прокуратура, суд...), где клиента заведомо ожидает недружественный прием, где ему подготовили ловушку, провокацию или иную бяку. «Медэкспертзащита» отно­сит к числу такого рода недружественных мест врачебный кабинет. No comments.»   rspor.ru

«Если законный представитель пациента не будет практикующим специалистом высокого класса и именно по болезни клиента, который видит нюансы и даёт неофициальные доверительные консультации лечащему врачу, если он не будет в больнице своим человеком, то он ничего не привнесёт, кроме склоки, заведомо проигрышной. Про отношение к нему врачей и говорить нечего!»   Кор-1

«В технике известно: чтобы получить желаемый результат от работы аппарата и не допустить его вредоносного действия, надо знать, как устроен аппарат и как функционирует. Очевидно, что этот всеобщий принцип применим и по отношению к Врачу: надо знать его человеческий, гражданский и профессиональный статус, конкретные алгоритмы и ограничения, цели и мотивы конкретных действий. Это несравнимо сложнее, чем ознакомиться с технико-эксплутационными параметрами аппарата, но в принципе, как представляется, Фонд может поставить себе подобающую задачу и успешно решать её.          В Проекте концептуально принята презумпция неполноценности Врача, в смысле вышеприведённых основных причин вреда пациенту. Деятельность Врача рассматривается заведомо как основная причина, основной источник нанесения вреда. Однако, в свете факта Кризиса совершенно очевидно, что существуют другие основные причины вреда, не связанные с работой конкретного Врача. И не менее очевидно, что "недоброкачественность" статистического Врача – это прямое следствие Кризиса, перемалывающего социально-личностные качества "человека, гражданина и специалиста". То есть в своей основной массе "недоброкачественные" Врачи должны рассматриваться как жертвы Кризиса. Тогда их "недоброкачественность" становится прозрачной, причинно-следственной, доступной Фонду для оказания конкретных адекватных воздействий, предупреждающих или компенсирующих нанесение вреда пациенту. Подобные воздействия (суть деятельность Фонда) невозможны на базе принятой концепции, по которой Врач — "чёрный ящик", функционирующий "по-чёрному" (и его можно сломать только силой закона). При этом "принцип объединённого благотворения" в отношениях с медперсоналом остаётся голой декларацией, якобы прикрывающей проблему, не подкреплённой никакими реальными подходами к делу.»   Кор-1

«Одним из основополагающих тезисов для концепции медэкспертзащиты должен быть следующий: Презумпция безупречной нравственности медицинского работника. Необходимость неопровержимых оснований для квалификации персональных действий медработника как нарушающих этические и/или юридические нормы. При этом, для случаев  проявления подобных действий принимается Презумпция неумышленного нарушения   Кор-1

 «Имя Фонда — что в нём?  К какому типу деятельности относится общественная деятельность Фонда? «Защита» ли это или нечто другое? Бренд защитника присваивают себе сегодня все, кому нужно собрать симпатии обиженного беззащитного населения. Цена этому бренду известна, и, например, проходимцам во власть он давно уже успеха не обеспечивает.                Действительно, понятие защиты предполагает не только объект защиты, но и субъекта покушения на объект, а также реальные возможности защитника. От каких врагов и недругов Фонд будет защищать персону своего клиента? От врачей? И какими на то возможностями обладает Фонд? Единственное, что может сделать общественная организация, так это устроить «весёлую жизнь» вредоносному врачу, и к тому же не своими руками, а путём привлечения компетентных служб. Деятельность не более чем развлекательная. При этом она означает, что врачи как общественная прослойка априорно определяются Фондом как носители зла (вреда) и по факту выводятся за пределы сообщества «Объединённого благотворения». Принципиальное противоречие получается.               Для устранения противоречия можно предложить: уточнение концепции Фонда, пересмотр понятия защиты, аккуратность в терминах и корректировка названия Фонда. Например «Медэкспертсопровождение». Изменение юридического названия организации является, видимо, весьма затратным мероприятием, но, с другой стороны, стратегическая роль названия, отражающего сущность деятельности, будет очевидна.»   Кор-1

 «В том и вопрос, коллеги, что суть предложения — создание конфликтной ситуации, когда её ещё нет и, возможно, для неё нет оснований.»   rspor.ru

«Ваша ошибка в том, что вы пытаетесь с медперсоналом действовать по методу «кнута», а не «пряника». А врачи не любят, чтобы с ними так.»   littleone.ru

«Короче, бить всех врачей, чтобы злые врачи боялись — ну вариант! При таком подходе х…р кто вообще вас лечить будет.»   kid.ru

«Лучший способ уберечь больных от вреда во время лечения — сразу посадить всех докторов в тюрьмы.»   rspor.ru

 

Концепция медэкспертзащиты отнюдь не недоброжелательна по отношению к врачам.

1. Кредо медэкспертзащиты — предупредительная защита пациентов при соблюдении прав и законных интересов обслуживающих пациента медицинских работников.   Если такая защита удаётся — если пациенту в ходе медицинского обслуживания не причиняется необоснованный вред, — то врач автоматически не претерпевает вытекающих из подобного причинения вреда неудобств (нервные стрессы, угрызения совести, служебные объяснения и возможные взыскания, возможные судебные разбирательства и санкции, порча репутации, лишение работы…).   Таким образом, медэкспертзащита, есть не только защита пациента, но и одновременно защита врача.   Наряду с этим важно понимать, что в «деловой психологии» законного представителя пациента от медэкспертзащиты заложено не «прищучить» врача, а сберечь пациента, не «жажда состязания» с медработниками в процессе сопровождения обслуживаемого ими пациента, а желание, чтобы это сопровождение и обслуживание прошли по-возможности максимально «тихо-мирно»: чтобы врачи добросовестно выполняли своё дело, и законному представителю пациента оставалось бы лишь наблюдать происходящее и подбадривать пациента.   Аналогично этому большинство работников МЧС, полиции, вооруженных сил, заступая на дежурство желают, чтобы за их смену никаких происшествий не произошло.   Противоположное присуще, по-видимому, лишь молодым специалистам-«романтикам» и существующим специалистам-«авантюристам» (-«агрессорам»?), коих всегда меньшинство.

2. В целях профилактики в рядах медэкспертзащиты вышеуказанных романтизма, авантюризма, агрессивности Фонд «Медэкспертзащита» разворачивает свой проект на базовой концепции «объединённого благотворения».   В её основе лежит понятие «благо» (принцип, идеал блага), которое(-ый) означает любое полезное действие человека, не причиняющее вред ни ему самому, ни его близким, ни каким-либо иным группам людей, ни обществу в целом.   Объединённым благотворением при этом именуется совместная деятельность людей в некоторой сфере жизнедеятельности, каждый из которых руководствуется принципом блага.   В медицинском обслуживании людей врач ориентирован на благо, восстанавливая и укрепляя безусловную ценность пациента — его здоровье (польза), стараясь при этом максимально не причинять ему вреда.   Полностью избежать причинения вреда в медицине невозможно, поэтому мы говорим здесь об «обоснованном» и «необоснованном» вреде.   Необоснованный вред при благотворении должен исключаться, а обоснованный — минимизироваться.   Что же касается действующего в системе медэкспертзащиты законного представителя пациента, то он также нацелен на исцеление пациента («близкого», согласно определению понятия «благо»), на минимизацию причиняемого ему вреда, однако наряду с этим он также призван не допускать причинения вреда обслуживающим пациента медицинским работникам («иная группа людей»).   Поэтому-то проект Фонда делает ставку на предупредительную защиту.   В связи с этим текущая деятельность законных представителей пациента, как неустанно повторяется в материалах Фонда, есть СОТРУДНИЧЕСТВО с врачами, а НЕ конфликтование с ними.   При этом если система медэкспертзащиты получит в стране развитие, общественный фонд «Медэкспертзащита» выступит гарантом «чистоты рядов» работающих в ней законных представителей пациента.

Тем же собеседникам, которые настойчиво приписывают проекту Фонда в отношении к медицинским работникам «НЕ-», заметим, что мы, как и многие люди в нашей стране, действительно, НЕдовольны тем, что НЕкоторые (ни коим образом НЕ все !) врачи причиняют пациентам НЕобоснованный физический и моральный вред, а также финансовый ущерб, доставляя им НЕприятности, обрекая их на НЕздоровье.   К большому сожалению, эта тенденция НЕ столь мала и пока НЕ преодолена, НЕ уменьшена…

 

О заглавной терминологи проекта.   При осуществлении нами в начале 2011 г. коррекции материалов Фонда с учётом реакции на них общественности мы перестали использовать для проекта обобщающее слово «медадвокатура» и производное от него слово «медадвокат», остановившись только на словах «медэкспертзащита»  и «законный представитель пациента».   Слово «медадвокатура» неумолимо уводило восприятие проекта в сторону, сколько бы мы ни говорили, что оно взято условно, по аналогии с обычной адвокатурой, обозначая вводимую во взаимоотношения пациента и врача отсутствующую доселе третью сторону.   Условно используемые слова «медадвокатура», «медадвокат» путались с понятием «адвокат, специализирующийся в области медицинского права», окрашивали предлагамую систему в некие юридически-«суровые» тона.   Слово же «медэкспертзащита», если, возможно, и не является в нашем случае идеальным, то уверенно приемлемо: оно и  весьма точно, и удобно в употреблении.    Ведь мы предлагаем систему обережения, защиты пациента от причинения ему необоснованного вреда в ходе медицинского обслуживания.   (Иногда этот вред может угрожать пациенту не вследствие чьих-то персональных действий, а по сумме неудачно сложившихся факторов; исходить не от действий медработников, но напрямую от организационно-материальных недостатков системы здравоохранения.)   Слово «защита» лишено «суровости», но в тоже время правдиво  говорит о грани нормального положения дел с нежелательными отклонениями от него.   Что касается корня «эксперт-», то он существенно уводил бы в сторону, если бы мы говорили о «медэкспертах» (это слово в здравоохранительной практике уже «занято»), но мы называем агентов медэкспертзащиты в подавляющем большинстве случаев «закоными представителями пациента», что предельно точно по сути происходящего и полностью согласуется с действующим российским законодательством.   Слово же «медадвокатура» осталось лишь в наших прошлых публичных выступлениях и в латинском названии сайта Фонда (русское наименование сайта — «медэкспертзащита.рф»).